Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:19 

1962.08.28, Бруклин, 12:00-12:50. "Калейдоскоп. Узор #1".

Triple X
28 августа 1962 года. Нью-Йорк, Бруклин, 134 по Кингслэнд-авеню. Кафе "Boneshakers".

Кафе на углу дома 134 по Кингслэнд-авеню, уютное и недорогое, с велосипедно-спортивным уклоном. Надписи разноцветным мелом на штендере у входа обещают кофе, сэндвичи и кофе. Внутри — маленькие столики максимум на двух человек и деревянные стулья. Наплыва посетителей в это время обычно нет; в кафе сидят три-четыре человека. Официантка возится за стойкой.
Сегодня ветрено и неустойчивая погода; то солнце, то облака и даже короткий дождь. Широкие окна — основной источник освещения внутри.

Фото.

@темы: Эмма Фрост, Себастьян Шоу, Профессор Икс, Магнето, [эпизод: Калейдоскоп. Узор #1], [игра], [август 1962], [flashback]

URL
Комментарии
2012-04-11 в 21:39 

Sebastian Shaw
you're face to face with the man who sold the world
Себастьян Шоу сидит за столиком у стены уже минут пять. Он заранее отпустил Азазеля и прошёл пару кварталов пешком, давая приближающемуся телепату возможность убедиться в том, что на место встречи он явится один.
У его правого локтя, ближе к стене, на столике стоит его шлем; это немного ограничивает свободу жестикуляции. В этом заведении никто не обращает на него особого внимания — по крайней мере Шоу это не беспокоит. Сам Шоу тоже переоделся в нестрогий и неброский тёмно-серый костюм. Выглядит он, пожалуй, как сотрудник спецслужб, но либо не догадывается об этом, либо это тоже его не беспокоит. Он то ли прислушивается к чему-то, то ли думает. Перед ним стоит нетронутый стакан апельсинового сока.

2012-04-12 в 00:05 

Charles F. Xavier
то, что наиболее естественно, менее всего подобает человеку
Чарльз подходит к кафе на Кингслэнд-авеню без двух минут двенадцать. На нем темно-серые брюки и белая рубашка с расстегнутым воротом, из нагрудного кармана которой выглядывает цветок чайной розы. Он останавливается на противоположной стороне улицы и ждет. Зачем ему являться ровно в полдень он сам до конца не понимает, но решает поступить именно так.
Он практически не спал этой ночью, но все равно чувствует себя бодрым, видимо сыграл роль стресс. А, возможно, дело в том, что несмотря на все пласты настороженности, тревоги и чувства вины, где-то в глубоко в душе он чувствует знакомое радостное возбуждение, которое сопровождает все его столкновения с чем-то новым.
Полтора часа назад они с Эриком покинули опустевший особняк на такси, доехали до пересечения Бродвея и Юнион-авеню, где разошлись, связанные тонкой, но прочной телепатической связью. Чарльз спустился под землю и неожиданно осознал, что ужасно соскучился по нью-йоркскому метро. Да и по всему Нью-Йорку в целом - по высоким зданиям, шумным улицам и по затаившимся между ними скверам. По разноцветному клубку мыслей и чувств.
Вынырнув на поверхность на Грэхем-авеню, он проделал весь остальной путь пешком, и теперь смотрит как секундная стрелка на его часах приближает свою более медлительную сестру к двенадцати.
Не дожидаясь нескольких секунд до полудня, Чарльз пересекает улицу и заходит в кафе.

2012-04-12 в 12:13 

Sebastian Shaw
you're face to face with the man who sold the world
На звук открывшейся двери Шоу поднимает взгляд. Эмма со стеклянным шелестом шепчет в его голове: "Это он", пока сам Себастьян разглядывает возникшую на пороге фигуру. Профессор Ксавье молод, пунктуален... и у него цветок розы на груди. Шоу думает о зелёных гвоздиках, благодарит небеса и приветственно улыбается ему.
— Добрый день, профессор, — говорит он, делая приглашающий жест в сторону стула напротив. Сам он почти подчёркнуто не двигается с места; это слегка нарушение этикета, но он знает, что любое лишнее движение может быть расценено как подготовка нападения.

2012-04-12 в 23:33 

Charles F. Xavier
то, что наиболее естественно, менее всего подобает человеку
Чарльз сравнивает приветливо улыбающегося человека, сидящего за столиком, с образами, пойманными в воспоминаниях Эрика, Эммы и Мойры, и находит его непохожим ни на один из них. Но, быть может, дело в сегодняшнем костюме Шоу. Серый - цвет прячущихся.
Чарльз еще не решил до конца, что будет правильнее - попытаться прочитать мысли своего оппонента или быть честным. Первое - обоснованнее, второе... быть честным ему всегда нравилось больше. Придется действовать по обстоятельствам, а пока, усаживаясь на предложенный ему стул, он осторожно останавливает любопытные телепатические нити, успевая ухватить что-то легкое и нежно-зеленое.
Он достает из кармана цветок и кладет его на стол - то ли знак мирных намерений, то ли просто шалость - и встречается глазами с Себастьяном Шоу.
- Добрый день, мистер Шоу.

2012-04-13 в 00:30 

Sebastian Shaw
you're face to face with the man who sold the world
Секунду посозерцав цветок — нежный оттенок лепестков на тёмном дереве, отражающем прохладное небо — Шоу смотрит на Чарльза и мягко усмехается. Это выражение почти не отражается на лице — чуть шевельнувшиеся уголки губ и лёгкая ирония во взгляде.
— Должен вас предупредить, — говорит он негромко, и его тон постепенно становится серьёзным. — Вы можете читать мои мысли. Я хочу, — короткая пауза, — чтобы вы это делали. Но если вы попытаетесь провернуть ещё какой-нибудь фокус, это будет считаться нападением... и повлечёт соответствующие последствия. За этим следят.
Для Шоу честность с телепатом, более того, естественная вежливость по отношению к телепату — это не отрезать ему канал восприятия. Он не очень догадывается, что может быть как-то иначе.

2012-04-14 в 19:17 

Lehnsherr. Erik Lehnsherr.
тем временем в голове у Чарльза

2012-04-14 в 20:41 

Charles F. Xavier
то, что наиболее естественно, менее всего подобает человеку
Чарльз чувствует искреннюю благодарность к Шоу за разрешение читать его мысли. Блок телепатического восприятия усиливает и без того достаточно ощутимые покалывания в висках, поэтому, едва получив разрешение, он с радостью убирает его, выпуская телепатические ниточки, которые тут же расползаются по кафе, высовываются на улицу, мягко касаются сознания сидящего напротив человека.
Ему начинает казаться, что правильно было бы ответить честностью на честность, ведь он тут тоже не один, и мысли Эрика приходятся ко времени - Чарльз обрывает уже начавшие формироваться слова о том, что участников на этой встрече больше, чем может показаться на первый взгляд. Вместо этого он говорит:
- Прежде, чем провернуть какой-нибудь "фокус", я спрошу у вас разрешения. Обещаю, - Чарльз складывает сложенные в замок руки на стол, немного подается вперед, сокращая расстояние между собой и Шоу, и переходит к делу: - Вы сказали, что мне будет небесполезно узнать, чего вы хотите. Так чего вы хотите, мистер Шоу?

2012-04-15 в 21:51 

Sebastian Shaw
you're face to face with the man who sold the world
Телепата отпустило настолько наглядно, что Шоу невольно усмехается и тоже пытается принять некоторую более комфортную позу. Но тут оказывается, что стулья в "Boneshakers" — это не диваны в "Дэшвуде". Шоу складывает руки на столе и медлит с ответом на вопрос, подбирая слова для перевода на человеческий язык первой мысли, мелькнувшей у него. "Нового мира". Это не столько ответ сам по себе, сколько условное обозначение, нуждающееся в дальнейшей расшифровке; смесь картин, детали которых трудно разобрать, но чувство восхищения ими несомненно. Свои считали бы его правильно, но чужой не поймёт, даже если он телепат. Себастьян фильтрует выражения.
— Эволюции, — говорит он наконец. — Чтобы мир изменился как можно более быстро, полно и безболезненно для нас.
Бросает быстрый взгляд чуть искоса, изучая реакцию собеседника.

2012-04-17 в 11:08 

Charles F. Xavier
то, что наиболее естественно, менее всего подобает человеку
Чарльз с удивлением вылавливает среди мыслей-искорок, которые закружились в сознании Шоу, знакомые чувства - радость от процесса созидания, восхищение ожидаемым результатом. Они заставляют вспыхивать огоньки в его собственной голове, поднимают эмоции и образы, которых здесь быть не должно. Которых. Здесь. Быть. Не должно.
Он давит их, вспоминая встревоженное и грустное лицо Рэйвен, стоящей у развалин исследовательского центра ЦРУ. Вслед за эмоциями отправляются слова, вызванные этими воспоминаниями - вопросы, обвинения. Хладнокровие, - напоминает он себе, - ты должен быть хладнокровным, - понимая, что все перемены, происходящие с ним, прекрасно отражаются на его лице.
- Под "нами" вы, очевидно, подразумеваете людей с мутациями. Но что есть "изменения"? - голос звучит сухо и по-деловому.

2012-04-17 в 15:22 

Sebastian Shaw
you're face to face with the man who sold the world
Шоу наблюдает за лицом Чарльза, вылавливая оттенки эмоций. Он хорош, думает Шоу, и он мне не верит. Себастьян испытывает прилив азарта: добиться от этого человека открытой реакции, симпатии, доверия — или прямых обвинений, на которые уже есть ответы. Давайте, не сдерживайтесь, скажите, что я нацистский ублюдок. Хочется разрешить напряжение, заставив выслушать и понять. Он гасит этот порыв усилием воли.
— Рано или поздно, — тон мгновенно выдаёт человека, который привык рассуждать на эту тему подолгу и со вкусом, — новый, более приспособленный вид вытеснит старый. Это произойдёт. Так или иначе. Естественным образом этот процесс займёт тысячи лет, и тысячи лет мы будем существовать бок о бок со старым человечеством, которое будет отчаянно цепляться за своё — несуществующее — превосходство. Убивать, делать лекарства из нашей крови, превращать нас в живое оружие, лишать гражданских прав, — ловит себя почему-то на том, что градация нисходящая, морщится несвоевременности этой мысли и заканчивает, глядя профессору в глаза, без тени улыбки: — Не хочу этого ждать.
Он наступает на горло своей бесконечной песне, напоминая себе, что пришёл не говорить, и спрашивает:
— А что вы предполагаете делать?

2012-04-18 в 00:27 

Charles F. Xavier
то, что наиболее естественно, менее всего подобает человеку
Мысли Шоу превращаются в огненные ручейки - сотни искорок в темной воде - и наблюдая за этим, Чарльз понимает, что совершенно не умеет общаться с врагами. Немудрено, у него никогда их не было. Он очень хочет разозлиться на Шоу, это было бы правильно. Злиться, ненавидеть, как это умеет Эрик. Разве Шоу этого не заслуживает? Ледяное презрение, плохо скрываемый гнев, или что там лучше всего подходит для таких случаев? Но вместо этого Чарльза увлекают слова Шоу. Продуманные и уверенные слова. Слова, которые хочется оспорить.
На заданный вопрос Чарльз отвечает не раздумывая:
- Воспитывать, учить, защищать. Формировать общественное мнение. Сотрудничать. Развиваться. Быть теми, кто мы есть - частью человечества. Не старого человечества, не нового человечества, а единственного существующего, находящегося в постоянном процессе движения от старого к новому, - Ксавье облокачивается на стол, еще больше сокращая расстояние между собой и Себастьяном, и говорит быстро и увлеченно - Мистер Шоу, вы сказали, что старое человечество должно уйти, что оно уйдет и вы хотите ему помочь в этом. А как быть с теми, кто сейчас создает, исследует, достигает? Они тоже часть старого, если у них нет нужного гена? Неужели, новый мир должен быть построен на биологическом превосходстве? - он замолкает, понимая, что, пожалуй, слишком увлекся, что это не то, что должно быть сказано здесь, на этой встрече. Но не сожалеет.

2012-04-18 в 10:01 

Sebastian Shaw
you're face to face with the man who sold the world
Шоу тоже подаётся вперёд.
— Дело не в отдельных людях, дело в системе. Система будет защищать сама себя, она всегда сопротивляется изменениям. Нельзя отрицать — объективно мы — будущее. Те, кто хочет создавать новое... придут к нам и будут создавать новое. Те, кто не согласится с нами... Наша жизнь — слишком большая цена за свободу их творчества, — Шоу выдыхает и ставит точку, непоколебимое убеждение: — Мы приоритетны.
Разговоры о системе и свободе исследований вызывают у него мрачное, тяжёлое чувство. На периферии сознания крутится, полувытесненное, какое-то неприятное воспоминание. Нехорошо щурится и спрашивает, с едва уловимым сарказмом:
— А сотрудничать — это как вы с ЦРУ?

2012-04-18 в 12:15 

Charles F. Xavier
то, что наиболее естественно, менее всего подобает человеку
Чарльз улыбается и в его глазах на мгновение вспыхивает озорной огонек. Но тон его голоса остается серьезным:
- Мы сотрудничали с ЦРУ, чтобы поймать вас, мистер Шоу.

2012-04-18 в 12:46 

Lehnsherr. Erik Lehnsherr.
телепатическая жизнь Чарльза

2012-04-18 в 13:17 

Charles F. Xavier
то, что наиболее естественно, менее всего подобает человеку
Замечание Эрика заставляет Чарльза нахмуриться. Его друг прав - здесь не научная конференция и, тем более, не философская беседа. Он откидывается на спинку стула и складывает руки на груди.
- Мистер Шоу, прежде чем продолжать или оканчивать разговор о наших идеологических позициях, давайте разберемся с вопросом, зачем вы решили связаться с нами? - Ксавье чувствует, что смена направления диалога получается слишком резкой и остается недоволен собой.

2012-04-18 в 20:20 

Sebastian Shaw
you're face to face with the man who sold the world
— Я хочу понять вашу позицию, — отвечает Шоу спокойно. — Мне пришлось столкнуться с вашей активностью и некоторыми её результатами, но ваши мотивы мне неизвестны... и не становятся яснее. Собирать мутантов для паранормального отдела ЦРУ — это было нужно, чтобы поймать меня?
"Собирать мутантов для паранормального отдела ЦРУ" — это звучит резко, почти как обвинение. Не зная истинной причины резкого разворота беседы, он начинает подозревать, что работа на ЦРУ — это именно то, о чём Ксавье не хочет поговорить; и это плохой симптом. Шоу переплетает пальцы и сообщает, не сводя с собеседника взгляда:
— Не зная ваших мотивов, я не знаю, стоит ли считать нас врагами, и мне бы не хотелось ошибиться.

2012-04-19 в 13:37 

Charles F. Xavier
то, что наиболее естественно, менее всего подобает человеку
- Я не собирал мутантов для паранормального отдела ЦРУ, - Чарльза задевают слова и тон Шоу, немного, но достаточно для того, чтобы любой ответ на них начал казаться ему оправданиями. Но он чувствует, что этот вопрос важен для его собеседника и, более того, предполагаемые причины этого импонируют ему. И поэтому он решает объясниться: - Я собирал мутантов с помощью паранормального отдела ЦРУ. В каком-то роде, - Чарльз неопределенно дергает уголком губ, - именно благодаря вам ЦРУ вышло на меня. А я не смог остаться в стороне. А кто бы смог, да, Чарли? И, пожалуй, не жалею. Конечно, ЦРУ не та организация, с которой стоит связываться, учитывая основную специфику ее деятельности. Там есть отличные люди, но сама система...- он хмурит брови, понимая, что в чем-то повторяет недавние слова Шоу. - И если они захотят использовать нас в своих целях, то вряд ли будут слушать наши рассуждения. Я буду стараться минимизировать наши контакты с управлением. Всем будет интересно посмотреть, как ты справишься. Но тебе придется. Но кое-чем я им обязан. И... они пострадали из-за нас.- Чарльз вспоминает добродушное лицо и горящие энтузиазмом глаза мистера Сьюта и сжимает зубы. Он замолкает на пару секунд. Скорее всего то, что он скажет сейчас, станет точкой в этом диалоге, и где-то в уголке сознания Ксавье чувствует укол сожаления по этому поводу. Но и Эрик, и Шоу правы - надо расставить точки над "i". Когда он снова говорит, его голос звучит тихо, напряженно и немного печально: - Если вы и дальше собираетесь убивать, мистер Шоу, то, пожалуй, будет правильно считать нас врагами.

2012-04-19 в 19:17 

Sebastian Shaw
you're face to face with the man who sold the world
Шоу выслушивает эти... объяснения.
Устало вздыхает.
Расплетает пальцы и кладёт ладони на стол, отводит взгляд. Горько-саркастический внутренний комментарий: да-да, я тоже не ставил незаконных экспериментов. Отвечает негромко и медленно:
— Послушайте моего совета, Чарльз. Бросайте это дело сейчас, чем бы вы ни были им обязаны. Вам не нужно было впутываться в это и тянуть остальных. Сделайте так, чтобы ваше начальство забыло о вашем существовании. Вы телепат, вам даже никого не потребуется убивать.
Тяжесть и бескомпромиссность каждой фразы почти физически ощутима, и впервые с начала разговора — никакой искорки симпатии или удовольствия в глазах. Не та организация, не то время, но они предлагают те возможности, которые нужны. И параллельно — с ноткой "у нас проблема": только что он с документами сделает? Которые останутся...

2012-04-19 в 21:48 

Charles F. Xavier
то, что наиболее естественно, менее всего подобает человеку
Чарльз понимает, что это совет. Не попытка обмануть или увести в сторону, не желание добиться преимущества или обвинить. И он понимает, что Шоу прав. Каждое его слово нажимает на правильную кнопку. Потому что Шоу знает.
Привычные огоньки мыслей Себастьяна становятся багровыми и почти не освещают окружающую их темноту. И они тяжелые, Чарльз чувствует как они давят на него, затягивая вглубь, и он поддается, выхватывая образы из сознания Шоу.

2012-04-19 в 22:47 

Sebastian Shaw
you're face to face with the man who sold the world
В воспоминаниях Шоу мелькают, как маркер или заставка, красно-бело-чёрные флаги. ...Человек в сверкающих круглых очках и мундире СС, в котором без труда узнаётся Генрих Гиммлер. Он вполне любезно улыбается, выглядит симпатично и почти молодо; но это воспоминание перекрывается другим. Он же. Сидит за столом в кабинете, интерьер перегружен символикой. Не смотрит в глаза. Обрывки фраз: "...использовать ваш объект на Восточном фронте... против военной техники... радиопомехи..." Тоска, затаённый страх, подавленная ненависть. Мысль-мантра с оттенком самоиронии, которая явно повторяется в этой сцене бесконечно: "если я его сейчас убью, я отсюда далеко не уйду"...
...Костры на улице, видные из окна. Человек с бегающими глазами, которого Чарльз не узнаёт. Истерические нотки: "Шмидт, не оставляйте никаких документов, ни одной бумажки". В ответ, презрительно: "Извините, доктор, я не занимаюсь ерундой. И как следствие — ценю результаты своей работы выше, чем вы"...

2012-04-19 в 22:49 

Emma G. Frost
Хорошие девочки верят в рай, плохие - в ад, умные - в теорию эволюции.
Эмма Фрост уже полчаса сидит в кафе на Манхэттене, почти сразу за Вильямсбургским мостом. Над чашкой, в неизменно полуприличном ажурном белом платье, закинув ногу на ногу и глядя сквозь окно на оживлённую улицу. А на самом деле — и сквозь улицу: она смотрит на происходящее в "Boneshakers" глазами Себастьяна Шоу, поглядывает — ради полного обзора — на кафе и окрестности через посетителей и прохожих, а ещё — читает мысли Шоу. Она очень сдерживается, чтобы не говорить ему всё, что приходит ей на ум в процессе содержательного философского спора, но увы-увы, ему сейчас совершенно не до того.
Случай понаблюдать за внутренней жизнью Шоу в важном то ли деловом, то ли личном разговоре, за всеми этими мыслями-взрывами и мыслями-фейерверками — очень увлекательно. Среди мыслей-темноты она обнаруживает что-то, чего не знала раньше, о сороковых, и всматриваясь, ощущает чужое — знакомое — присутствие; которого по идее здесь быть уже не должно. Поколебавшись с выбором меры пресечения, она прикрывает воспоминание от чужака и мысленно шепчет Себастьяну: "если что, он это видел".

2012-04-19 в 23:39 

Charles F. Xavier
то, что наиболее естественно, менее всего подобает человеку
Чарльз выныривает из воспоминаний Шоу, как из воды, с одним исключением - вода так не затягивает обратно. Ледяные орнаменты закрывают ему путь назад. Эмма. Сейчас он даже благодарен ей.
Едва очутившись в своей голове, Ксавье мгновенно собирает телепатические нити и укрепляет ментальный блок. Ниточка, связывающая его с Эриком, дергается, но не рвется.
Чарльз понимает, что преступил границу, нарушил слово. За этим может последовать нападение, но он даже не готовится подать Эрику знак. Он смотрит на Шоу, пожалуй, слишком пристально, и пытается разобраться со своими эмоциями, отделить их от только что полученных - украденных. Многолетняя практика позволяет ему справиться с этим достаточно быстро, но он все равно теряет несколько лишних секунд - возвращая себя к последней теме разговора - прежде чем говорит:
- Я сделаю это. Документы не проблема. Но если ЦРУ может стать угрозой для нас, то я не могу полностью разорвать с ними связи. Я должен отслеживать их деятельность. По этой же причине я пришел сюда.
Он напряженно замолкает.

2012-04-20 в 02:59 

Sebastian Shaw
you're face to face with the man who sold the world
Себастьян на секунду прикрывает глаза, мысленно благодаря Эмму. Откидывается на спинку стула и отвечает Чарльзу долгим, созерцательным, понимающим взглядом. Формально обещание нарушено, но он не испытывает гнева. Напротив, это позволяет ему надеяться, что его поняли — чуть лучше, чем он мог бы добиться сам.
Он обдумывает: да, пожалуй, документы — это получится, но что потом? Зафиксировав проблему, он неизбежно включается и начинает её решать. И, неосознанно руководствуясь тем импульсом, который Ксавье определяет как "воспитывать, учить и защищать", произносит неторопливо:
— Определённо, это так. Но зачем же самому? У меня больше связей в разведке и среди военных, чем у вас. — Тут он понимает, что его слова звучат как-то неоднозначно, и поясняет быстро, поворачивая вверх раскрытые ладони: — Я не хочу, чтобы кто-то причинял неприятности мутантам. В этом можете мне верить безоговорочно.

2012-04-22 в 18:11 

Charles F. Xavier
то, что наиболее естественно, менее всего подобает человеку
Несмотря на то, что нападения в ответ на его оплошность не следует, а Шоу не кажется разозленным или разочарованным, Чарльз не позволяет себе расслабиться. Он расширяет границы своего телепатического поля, отслеживая каждую ниточку, особенно те из них, которые вновь осторожно касаются сознания Шоу. От висков к затылку разбегаются вспышки боли, но Чарльз игнорирует это, подсознательно желая наказать себя за недавнюю утрату контроля.
- Я не хочу быть обязанным вам, мистер Шоу. Вы кажетесь мне не менее опасным, чем ЦРУ, - он старается произнести следующую фразу как можно сдержаннее, но за ней стоит слишком много эмоций - грусть, сожаление, чувство вины - и поэтому это удается ему только наполовину: - Вы убили Дарвина.

2012-04-23 в 16:28 

Sebastian Shaw
you're face to face with the man who sold the world
Шоу несколько секунд соображает, о чём идёт речь, сопоставляя полузнакомое имя с образом и ситуацией. И переспрашивает:
— Он умер? Я не знал об этом, — говорит он обыденным тоном, как будто о мелком бытовом происшествии. Новость неприятная, но неважная по сути; он забыл думать о темнокожем сразу же после конца того акта. — У него были шансы. Но вы... — хмурится, — насколько вы в курсе, что произошло?
В своих глазах Шоу искренне уверен в своей правоте и готов пояснить свою позицию; более того, не предполагает, что Чарльз, знай он историю в деталях, будет принципиально болеть за своих.

2012-04-23 в 22:58 

Charles F. Xavier
то, что наиболее естественно, менее всего подобает человеку
Огорчение. Острое огорчение. Чарльз автоматически проверяет его на иносознательное происхождение. Но нет, мысли Шоу, ставшие привычно-искрящимися, не раскрашены яркими эмоциями. Это его собственное огорчение. Он понимает, что в глубине души надеялся на другую реакцию своего собеседника. Он был готов к логическим доводам, к обоснованию точки зрения, к холодно-расчетливым рассуждениям о цели и средствах. Но за всем этим он надеялся почувствовать и подавленное сожаление, огорчение, грусть. Не равнодушие. Чертовски наивно, Чарли. А теперь, еще наивнее...
Ксавье на мгновение опускает глаза, справляясь с эмоцией, затем вновь смотрит на Шоу.
- Вы отбили удар. Вам не обязательно было отвечать нападением. А теперь он мертв. Разве он не должен был стать частью вашего нового мира?

2012-04-24 в 00:38 

Sebastian Shaw
you're face to face with the man who sold the world
Вот это Шоу раздражает. Он подаётся вперёд и говорит быстро и жёстко:
— А они на меня напали, чтобы я отбил? Или чтобы меня убить? Они не могли знать, что у них не получится. Я, кстати, тоже не мог. Я такого раньше не видел. Я должен был пожалеть человека, который сказал, что он на моей стороне, чтобы меня подставить? Инициатором был он. Я никого из них пальцем не тронул, — обдумывает это утверждение, и в голосе появляется нотка сарказма: — О, кроме девочки, которая решила уйти со мной. Видимо, было совершенно неважно, что она там решила.
Откидывается назад, скрещивает руки и на секунду отводит взгляд, вспоминая: стрельба, огонь, руины, дети, юноша в светлой рубашке, контрастирующей с кожей, команда "Алекс!" Вспоминает и сразу стирает впечатление из памяти с пометкой "утрачено".
— Я всегда отвечаю на агрессию. У него были те же шансы, что и у меня. Пропорционально уровню.

2012-04-24 в 21:14 

Charles F. Xavier
то, что наиболее естественно, менее всего подобает человеку
Ксавье кивает в знак того, что принимает озвученные аргументы. Он понимает, что Шоу не пробить - дверь захлопнулась, он почти физически слышит ее стук - но не до конца понимает, почему ему все равно важно попытаться.
- Они воспринимали вас как врага и поступили соответственно этому восприятию. Вы ответили им как враг и укрепили их в этом мнении. Если это было вашей целью, то вы ее достигли. Но ведь это не было вашей целью, мистер Шоу. Так в чем смысл? Ведь всегда отвечая агрессией на агрессию можно утратить то, что могло быть сохранено.

2012-04-24 в 22:02 

Sebastian Shaw
you're face to face with the man who sold the world
— Хотите сказать, если бы я их пожурил и отпустил, в следующий раз перед попыткой уничтожить мою команду они подумали бы дольше, чем три секунды? Вот в этом я очень не уверен, — говорит Шоу мрачно. Он представляет себе эту ситуацию: чтение перед подростками лекции о своих мотивах. Демонстрация слабости и полная безнаказанность для них. Ну-ну.
— Но хорошо, я изменю беспокоящую вас формулировку: я не хочу, чтобы кто-то причинял вред мутантам, которые не причиняют вреда мне.
Вспоминается претенциозная фраза из всё того же вечера: "тот, кто не с нами, тот по определению против нас". Эмма предупреждающе окликает его, но он всё равно встречает взгляд Ксавье и добавляет:
— Со всеми вытекающими отсюда следствиями.

2012-04-25 в 11:17 

Charles F. Xavier
то, что наиболее естественно, менее всего подобает человеку
Чарльз снова кивает, на этот раз медленно, словно задумавшись - раскладывая по полочкам полученную информацию, пряча возражения и объяснения - не время, не место, если они вообще когда-нибудь будут, эти время и место - раскрашивая в своей памяти образ Себастьяна Шоу уже только своими впечатлениями и мыслями.
Последняя мысле-фраза Шоу отчасти провокация, но он цепляется за нее, как за шанс узнать больше.
- Я так понимаю, быть против вас - означает попасть в категорию тех, кому можно причинять вред. Но что подразумевается под "быть с вами"? Помогать или не мешать? Или и то, и другое?

X-Men [R]evolution — ролевая игра по мотивам XMFC

главная