15:15 

Erik Lehnsherr / Эрик Леншерр

Lehnsherr. Erik Lehnsherr.
Линц, Австрия
центр еврейской документации
январь 1957

- Кто такой Эрик Леншерр?
- Что?
- Эрик Леншерр. Не взял же ты это имя из воздуха. Кто это?
- Один заключенный. Первый, кого я успел тогда вспомнить. Мы случайно оказались рядом, когда подвернулась возможность бежать. Когда я пробил дыру в вагоне.
- Понимаю, товарищ по побегу…
- Да. Он тащил меня на спине несколько миль, когда я не смог идти из-за вывиха. Еще бы, он же видел, как я останавливаю пули. Я думаю, в прошлом он был солдатом. Он всего за неделю встал на ноги и ушел из дома, где нас прятали, задолго до прихода русских.
- Ты что-то знаешь о его семье? Он рассказывал о своей жизни, откуда он родом?..
- Нет. Зачем?
- Жаль, но мы все равно можем попытаться найти его. Вдруг повезет?
- Не думаю, что он еще жив. Я не его хочу найти.


Радостовице, Чехия
дом старосты
март 1945

- Нет смысла отправлять тебя в город в такое время. Вот когда наступит мир, люди станут искать своих родных…
- У меня нет никого. Не найдут… меня никто не найдет… никто не найдет.
- Если даже это будут очень дальние родственники, все же лучше, чем детский дом. Сколько тебе лет?
- Будет 13.
- Так мало? Почему тебя эвакуировали? Солдаты говорят, всех детей оставили в Аушвице.
- Я сам просил об этом. Стучал в дверь, кричал… избили… вытолкали во двор… Я здоровый и гожусь для работы – так они сказали. Тот офицер… случайно оказался рядом…
- Чем же ты объяснил свою… просьбу?
- Сказал, что боюсь заразных. Там были больные оспой и еще чем-то страшным. Их было много, очень много… их уже перестали сжигать.
- Неужели они не заподозрили, что ты надеешься сбежать?
- Там же все хотели убежать, все эти люди… Они не боялись нас. Я… боюсь…
- Тебе удивительно повезло, мальчик, что остался жив. Дороги завалены трупами...


Кобленц, Рейнланд-Пфальц, ФРГ
центр по набору добровольцев для службы в Иностранном Легионе
ноябрь 1950

- Когда Вы пересекли границу?
- В прошлом месяце, 24 октября.
- Какие причины заставили Вас покинуть ГДР?
- Мою родину превратили в малопригодное для жизни место. Там нет перспектив для меня.
- Каким мотивом Вы руководствуетесь в своем желании поступить в Иностранный Легион?
- Я хочу сделать военную карьеру. …научиться “убивать и умирать”.


Норт-Салем, Вестчестер, Нью-Йорк, США
особняк Ксавье
май 1962

- Мы покинули Мюнхен после событий Хрустальной ночи. Магазин отца… осколки… тоже разрушен. Я почти ничего не помню, мне было всего семь лет. Нам как-то удалось скрыться и пересечь границу. Остальные... в Дахау… почти все. В Варшаве нас приютили родственники. Они тоже попали в Аушвиц…


Джельфа, Алжир
кафе “La Cloche”
декабрь 1955

- Возможно, у Вас возникнет желание беседовать со мной, мистер Леншерр, если я скажу, что Вы писали письмо господину Визенталю, и я знаю, что именно Вы писали в этом письме.

- Каких конкретно действий от меня ждут?
- Подавайте в отставку и отправляйтесь в Линц, как и планировали. Работайте там, собирайте информацию – словом, ждите дальнейших указаний.
- Кому непосредственно я должен буду подчиняться?
- Визенталю. Симон не занимается вербовкой агентов, но в дальнейшем мы будем держать связь только через него.
- Все сотрудники Центра – Ваши агенты?
- Большинство занимается только расследованиями. Но Вы показали себя безупречным солдатом еще в Индокитае и это – не единственная причина. Ваша биография, характеристики, желание присоединиться к “охотнику на нацистов” – нам нужен именно такой человек. К слову, знаете, что о Вас говорят здесь, в Алжире? Ходят слухи, что пули всегда летят мимо Вас…
- Какая нелепость. Он знает… как он улыбается… откуда он знает?
- Солдаты суеверны почти так же, как и моряки. Но Вам действительно везет: за пять военных лет Вы ни разу не были ранены. Нам нужны… удачливые люди. Никогда не стоит пренебрегать даже такими мелочами, как легенды, мистер Леншерр.


Норт-Салем, Вестчестер, Нью-Йорк, США
особняк Ксавье
май 1962

- Ты ощущаешь форму предметов, когда не видишь их?
- Да, как если бы прикасался руками… но это другое ощущение. Они соотносимы, эти два чувства, но это что-то другое.
- Эти ощущения складываются в цельный образ в твоем воображении? Ты можешь узнать предмет?
- Да, но иногда бывает сложно понять, что это за вещь.
- Что стоит на подоконнике в моей комнате?
- Похоже это… часы. Твой будильник.
- Что еще ты чувствуешь, кроме формы?
- Движение внутри него… это помогло мне узнать. Всегда чувствую вес, могу приблизительно перевести его в стандартные единицы измерения, но погрешность достаточно велика. Могу отличить кобальт от никеля, а никель от железа и так далее. Могу определить долю посторонних примесей, различаю сплавы. У тебя в кармане лежит авторучка со стальным пером.
- А ты знаешь, что лежит в твоем кармане?
- Знаю.
- Это нехорошая вещь, Эрик. Лучше бы тебе избавиться от нее…
- Нет. Еще не время.


Линц, Австрия
центр еврейской документации
апрель 1960

- Я вижу у тебя отличное настроение.
- Превосходное. Назначена предположительная дата захвата “Рикардо Клемента”. На твой счет, кстати, пришли странные инструкции.
- “Странные”?
- Тебя вызывают в Буэнос-Айрес. Ты что-нибудь понимаешь? Готов спорить на что угодно, в этой операции только «свои» участвовать будут.
- Ты прав, непонятно.
- И сама шифровка тоже странная. Приписка в конце “только пули?” – что это значит? Я запросил дубликат, там этой фразы нет… Это какой-то код только для тебя?
- Нет. Он знал… откуда он знал? Как?.. Это ошибка, наверное.
- Хм, тогда запомни этот момент навсегда, потому что лично я первый раз вижу ошибку в их шифровках. Ладно, о таком не допытываются. Выполни свое поручение хорошо, полюбоваться Эйхманом на скамье подсудимых – моя заветная мечта.
- Симон, я могу прочесть свое дело? Ты читал его?
- Не можешь, у меня нет своей копии. А почему ты спрашиваешь?
- А тебе не интересно, что написано в твоем? Там – ответ. Тот тип, который вербовал меня – Давид Циюни, кажется, – несколько раз настойчиво подчеркивал, что читал его перед тем, как предложить мне все это.
- Ты знаешь, как говорит Харель? “Мне нужны люди, испытывающие отвращение к убийству, но которых, тем не менее, можно научить убивать…” Думай сам, что там может быть написано.


Норт-Салем, Вестчестер, Нью-Йорк, США
особняк Ксавье
июнь 1962

- Визенталь долго держал меня под подозрением. Позже он пошутил, что ему не понравился нехороший блеск глаз. Он несколько раз как будто бы невзначай спрашивал, зачем нужно было рисковать жизнью в двух войнах, чтобы потом отказаться от офицерской должности. Разумеется, он постарался выяснить обо мне все, что только мог. Он знал и о Шмидте. Не мог не знать.
- Потом он стал твоим другом?
- Старшим товарищем, коллегой. Но подозревает, похоже, до сих пор. Иначе не стал бы скрывать от меня документы о следах Шоу. И отправлять в отпуск.
- Как ты нашел их?
- Взял из его сейфа. Он ведь не знает, что для меня нет замков.


Буэнос-Айрес, Аргентина
кафе ”La Biela”
6 мая 1960

- Ты видел заметку от 14 мая в разделе происшествий? На пересечении авеню Бельграно и Кастро Баррос ровно в 14:15 произошло лобовое столкновение легкового автомобиля Chevrolet 210 красного цвета с номерными знаками N833373 и серого фургона Volkswagen-T1, X162238. Водитель фургона скрылся с места происшествия.
- Серьезная авария?
- Обрати внимание на человека через три столика от тебя. Он пьет кофе и смотрит в окно. Это – Рафаэль Арнон, пострадавший. Он отделался несколькими царапинами, а его машина получила такие сильные повреждения, что полицейские, прибывшие через несколько минут после медиков, были убеждены, что водитель умирает в больнице.
- Такой удачи не бывает. “Нам нужны... удачливые люди.” Он должен был умереть.
- Ни в коем случае. Это прекрасный человек, хорошо запомни его лицо. Смотри – он не бросил ни одного взгляда в твою сторону. А ты бы смог так? Он должен уцелеть.
- Это невозможно. Но я бы мог сделать это.
- Это возможно. И мы оба знаем об этом.


Дрезден, ГДР
Дрезденское отделение Федерального уголовного ведомства в ГДР
август 1950

- С какой целью Вы скрыли свое настоящее имя?
- Я не хотел снова оказаться в концлагере. …спрятаться...
- Вы были на освобожденной территории. Вам уже нечего было бояться.
- Это был детский страх. С чем не справляется рассудок. Я был не способен рассуждать так разумно, как Вы сейчас. И Вы бы не смогли, если бы побывали там. Я почти не контролировал себя.
- Вы знали, что Освенцим уже взят?
- Мне сказали. Странная уверенность… ты предчувствуешь, знаешь – он сумел скрыться, он жив… Но война еще не была окончена. …и однажды придет за тобой.


Норт-Салем, Вестчестер, Нью-Йорк, США
особняк Ксавье
август 1962

- У твоей войны не будет конца. Это не мир таков, это уже… ты.

@темы: [презентация], Магнето

   

X-Men [R]evolution — ролевая игра по мотивам XMFC

главная